На главную Контактная информация Поиск по сайту Карта сайта

 

Приём граждан:

+7 (8652) 35-52-54

 

Приёмная директора:

+7 (8652) 35-52-51

 

Версия для печати

Громова Е.Б. «Средоточие духовной жизни». К 170-летию Ставропольской епархии // «Ставропольская правда» - №16-17 от 19 января 2013 г. С.7.

Средоточие духовной жизни. К 170- летию Ставропольской епархии.

 

Указом императора Николая I от 4 апреля 1842 года, утвердившим доклад Святейшего Синода, было повелено учредить в Кавказской области и Черномории особую епархию, выделив ее из Новочеркасской.

Как отмечалось в докладе, «сие учреждение сверх удобства для местного духовного правления и облегчения в сношениях между духовными и гражданскими властями послужит  распространению христианской веры между племенами горских народов, сохраняющих христианские обычаи, не совсем подавленные владычеством чуждого верования».

Было определено приступить к открытию епархии с 1 января 1843 года, архиерейскую кафедру основать в городе Ставрополе с наименованием Кавказской и Черноморской. Епархии присвоить третий класс и назначить содержание из казны по 4989 рублей 23 копейки серебром в год.

Высочайшим указом от 2 января 1843 года первым епископом Кавказским и Черноморским был назначен викарий Киевской митрополии епископ Чигиринский Иеремия (Соловьев).

Начальник Кавказской области генерал-лейтенант В.О. Гурко уведомлял министра Внутренних дел: «Преосвященный Иеремия, епископ Кавказский и Черноморский прибыл в город Ставрополь 10 апреля и вступил в священнодействие, а 18 числа открыта здесь его преосвященством Епархиальная Консистория».

День прибытия владыки в Ставрополь выпал на Великую Субботу. Свою архипастырскую деятельность он начал торжественным богослужением в первый пасхальный день в Троицком соборе, объявленном кафедральным.

С учреждением Кавказской епархии и прибытием правящего епископа  Ставрополь становится не только военным центром (был разгар Кавказской войны), но и средоточием духовной жизни на Северном Кавказе. В среде ставропольского общества появились новые интересы. Владыка Иеремия в своих проповедях заговорил о сооружении храмов, о развитии христианского просвещения в Кавказском крае и миссионерской работе среди горцев, об организации просветительских и благотворительных учреждений.

В Государственном архиве Ставропольского края имеются фонды, документы которых отражают деятельность духовного ведомства на Ставрополье за 1801-1919 годы. Это материалы об открытии Кавказской епархии, указы Святейшего Синода, отчеты о деятельности епархии, различного рода переписка духовных правлений с благочиниями, журналы заседаний консистории, ведомости о церквах, монастырях, содержащие послужные списки священнослужителей, об открытии церковно-приходских школ, училищ, о крещении инородцев, миссионерской деятельности и многое другое.

В отчете о состоянии епархии за 1858 год епископ Игнатий так характеризовал местное духовенство: «В характере духовенства кавказского замечены особое радушие, странноприимство (странноприимник - скиталец, богомол – Е.Г.), откровенность. Между священников много отличного достоинства людей. Духовенство вообще в определении богослужения и назидании пасомых неленостно. Погрешности и упущения, без чего не обходится ни одно человеческое общество, исправляются в полном обилии доставляемыми нравственными преданиями церкви».

Архивные документы свидетельствуют:  церкви были не безразличны проблемы народа, общества, события, происходящие в государстве. Так сохранились сведения о том, что во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов духовенство принимало активное участие в делах Общества попечения о больных и раненых воинах (впоследствии Общества Красного Креста).

«20 числа сего ноября, - пишет протоиерей Вознесенской церкви села Прасковеи Новогригорьевского уезда Ставропольской губернии Федор Поспелов в рапорте Кавказской духовной консистории 30 ноября 1877 года, - совершив в означенной церкви благодарственное Господу Богу молебствие о победе, одержанной российскими войсками над войсками турецкими и о взятии крепости Карса, я объяснил прихожанам, при том бывшим, многочисленные нужды военного времени, неизъяснимые труды и подвиги самоотвержения воинов, а в особенности тяжкое положение воинов раненых и больных, и затем пригласил причт и прихожан к пожертвованиям в пользу последних – то есть больных и раненых воинов. Вследствие сего собрано мною с записью на предлагаемом жертвователям подписном листе от 20 по 30 сего ноября сто четыре рубля и двадцать копеек серебром, каковые при сем имею честь препроводить в Консисторию для отсылки по назначению».

Настоятель Сретенской церкви села Благодарного священник Андрей Боздренко представил в Духовную Консисторию собранные по приходу в пользу больных и раненых славян следующие пожертвования: холста 380, бязи 225, ситцу 14,5 аршин, 37 рушников, 20 женских рубах, 1 платье и 9 юбок, 5 сподников, 17 платков, 15 фунтов ниток, 6 пар мужских башмаков, 83 пары чулок, 28 овчин, 18 овчинных шуб и 50 рублей деньгами. И таких рапортов десятки.

Немалое содействие оказывали священнослужители работе оспенных комитетов, составляли по приходам ведомости прививок от оспы, разъясняя их необходимость, принимали участие в ликвидации эпидемий холеры и сыпного тифа.

В период Первой мировой войны многие священнослужители обращались к своему руководству с просьбой отправить их в действующую армию. Вот что пишет в прошении от 1 ноября 1914 года архиепископу Ставропольскому и Екатеринодарскому Агафодору настоятель Дмитриевской церкви села Летницкого Ставропольской губернии священник Вячеслав Запорожцев: «Имея искреннее желание послужить своими силами церкви и Родине в настоящее тяжелое время, покорнейше прошу архипастырского благословения и разрешения Вашего на поступление священником в одну из воинских частей действующей армии…». Из послужного списка узнаем, что отцу Вячеславу в то время было 36 лет. Он окончил полный курс наук Ставропольской духовной семинарии и поступил на службу в епархиальное ведомство. Имел награды: набедренник и серебряную медаль в память 25-летия возрождения церковно-приходских школ. В 1920 году Вячеслав Запорожцев будет репрессирован.

Тридцать послушниц Иоанно-Мариинского женского монастыря города Ставрополя изъявили желание работать в качестве сестер милосердия на фронтах Первой мировой войны. Среди них имена Марии Татаренковой, Прасковьи Лавлинской, Матроны Бережновой, Анны Звягинцевой, Софьи Волковой другие.

Неоценимой была заслуга духовенства в деле народного образования. Еще из летописей известно, что первые училища на Руси возникли при церквах, первыми учителями народа были духовные лица. Священнослужители учили чаще всего безвозмездно, в своих домах и церковных сторожках, в темных и тесных хатах крестьян; на свои средства приобретали книги, пособия и все необходимое для школы. Первоначально в деле организации приходского образования духовенство со стороны государства помощи не получало.

13 июля 1884 года императором Александром III утверждено Положение о церковно-приходских школах, в котором отмечалось, что «школы сии имеют целью утверждать в народе православное учение веры и нравственности христианской и сообщать первоначальные полезные знания». После принятия Положения приходские училища стали получать все необходимое для их устройства и развития: удобные помещения, оборудование, средства для вознаграждения учителям, строго выработанные программы учебных предметов, достаточное количество учебников, надзор за ходом обучения.

В 1909 году в епархии состояло 709 приходских школ, в том числе 132 мужские, 138 женских и 439 смешанных. В них обучалось 36996 детей (23332 мальчика и 13664 девочки).

В краевом архиве хранятся документы, связанные с историей церковно-приходских школ: прошения священнослужителей, приговоры сельских обществ об открытии, отчеты о состоянии учебно-воспитательной работы учебных заведений в разные годы.

Несмотря на конфессиональный характер, церковная школа с успехом служила делу просвещения российского народа и, что очень важно, его нравственного воспитания в духе православной религии.

Ценнейший исторический материал представляют метрические книги, содержащие статистико-демографическую, социально-правовую, генеалогическую информацию. Поскольку социальных органов записи актов гражданского состояния в дореволюционной России не существовало, метрические книги являются единственным источником, в котором удостоверяются события рождения, бракосочетания, смерти.

Метрические книги незаменимые документы при генеалогических исследованиях. Например, хорошо известно имя нашего земляка писателя И.Д. Сургучева. Точную дату его рождения удалось установить по метрической книге Троицкого собора города Ставрополя. Илья Дмитриевич Сургучев родился 16(крещен 18) февраля 1881 года. Родители: «Калужской губернии, Тарусского уезда, Кореевской волости, сельца Ишутино крестьянин Дмитрий Васильев Сургучев и жена его Соломония Петрова, оба православные». В метрических книгах Казанского кафедрального собора обнаружены сведения о брате Сургучева Иване, который, как и Илья Дмитриевич, учился в духовной семинарии и с 1913 года служил дьяконом Рождество-Богородицкой церкви станицы Бекешевской Кубанской области; других братьях и сестрах, жене и дочерях писателя. Все это дало возможность составить генеалогическое древо И.Д. Сургучева.

Интересны творческие материалы священников. Сохранившиеся катехизисные (катехизис – от греческого наставление, беседа) поучения, составленные священнослужителями, свидетельствуют об их образованности, стремлении совершенствовать богослужение.

Священники, получившие образование в семинариях, обязывались произносить проповеди своего сочинения. Но тексты сочинений предварительно проходили цензуру. Для этого в Ставрополе из лиц с высшим духовным образованием был создан особый комитет, в котором рассматривались поучения.

Несмотря на догматы религии, каждая проповедь носит творческий характер, имеет отпечаток личности автора. Нетрадиционно начинает свое поучение, посвященное новому 1888 году, священник села Новокубанского Павел Грищенко: «Жить - мучиться, а умирать не хочется! Ибо смерть грешника люта. Каждый поэтому радуется Новому году, и нельзя не радоваться нам и не приветствовать взаимно друг друга с Новым годом, с новым счастьем!..». Любопытно, что на полях имеется замечание представителя комитета: «С пословицы начинать поучение непозволительно».

В дореволюционные годы на Ставрополье было широко известно имя миссионера протоиерея Симеона Яковлевича Никольского, который являлся пожизненным членом общества восстановления христианства на Кавказе. В архиве хранятся тексты его проповедей. Представляет интерес также рукописный сборник их 34 духовных стихотворений брата о. Симеона Дмитрия Яковлевича Никольского, который тоже был священником. Вот строки из стихотворения «На взятие славным русским генералом Радецким 28 декабря 1877 года на Шипке  в Балканских горах всей турецкой армии»:

Победой покрывайся вновь, оружье наше!

Колосс военной славы вновь воздвигнем мы

Себе самим великолепнее и краше –

Племен народных многих на лице земли!

И, наш орел двуглавый, славься сам – равно

Как римские орлы прославились давно…

В сборнике есть стихи, посвященные христианским праздникам, философского, лирического содержания: «Святая неделя Пасхи», «Утренняя заря и восход солнца», «Божественная любовь к миру», «Цветок на гробе друга», «Поздравление новобрачным  по совершении над ними таинства брака в святом Божьем храме» и другие.

К началу революционных событий 1917 года в Ставропольской епархии, изменившейся структурно, практически в каждом населенном пункте был храм, часто не один. В Ставрополе действовало 26 православных церквей, в это число входили домовые и монастырские. Здесь находились духовное училище и единственная на Юге России Ставропольская духовная семинария, готовящие пастырей.

Отрадно, что в наши дни вновь возрождаются храмы, монастыри и слышится звон колоколов на Ставрополье, как и повсюду на просторах нашего Отечества.      

  • Комитет Ставропольского края по делам архивов
  • Портал государственных услуг Ставропольского края
  • Портал государственных услуг РФ
Закрыть